Актуальные проблемы в научном исследовании природы времени

Глобализация современного социума, управляемого всеобщей логикой мирового развития, требует от общественного сознания россиян существенного концептуального перестроения. Логической сущностью такого концептуального перестроения российского общества выступает идея целостного бытия как предметной подосновы жизненно необходимой социальной целостности. Вопрос о целостности бытия становится, по нашему мнению, генеральной исследовательской проблемой наступившей эпохи глобализации общественной жизни, от продуктивного решения которой будет зависеть историческое будущее человечества и Русского мира. Следовательно, ключевым моментом в научном постижении мировой целостности служит вопрос о природе «времени» как объективной основе претворения исторического будущего глобального социума.

Недавно опубликованная статья «Конец света» как глобальная проблема нашего времени» служит в моей научно-философской системе «логической выжимкой» объективно-исторических процессов в течении мирового времени (Размещено на сайте ИИПВ 03.06.2023 / http://www.chronos.msu.ru/images/rreports/Gorelikov_L.A./Gorelikov_L.A._Konec_sveta_kak_globalnaya_problema_nashego_vremeni._2023.pdf). Не претендуя на открытие чего-то «глобально нового» в мировой реальности, представленная в данном исслеовании темпоральная логика организации мироздания дает возможность выделить «узловые», «критические», «реперные» точки мировой эволюции, важнейшей из которых выступает феномен «Конца света». Многоплановая оценка эвристической продуктивности указанной работы, представленная заведующим Лабораторией-Кафедрой «Понятие времени в истории науки и философии» ИИПВ, к.г.н. Аксеновым А.Г., обозначает перед российским исследовательским сообществом актуальные проблемы в понимании исторического хода времени (Размещено на сайте ИИПВ 04.06.2023 / http://www.chronos.msu.ru/images/rreports/Aksenov_G.P./Aksenov_G.P._Recenziya_na_statyu_L.A._Gorelikova_Konec_sveta_kak_globalnaya_problema_nashego_vremeni._2023.pdf).

Оценивая общий настрой мыслей Л.А Гореликова в целом позитивно, уважаемый рецензент решительно утверждает, что с «центральным тезисом о непременном конце «темпоральной динамики мира» никак нельзя согласиться. Время тут совсем не причем». Однако столь категоричное заявление не учитывает того обстоятельства, что признание «Конца света» — это не «собственный тезис» Л.А. Гореликова, а религиозно-церковный, с которым современная российская научная общественность особо не спорит, трактуя религиозное предупреждение человечеству, в основном, как болезненное наваждение непросвещенного ума. На этом безмятежном научном фоне я своей статьей лишь попытался пробудить в обществе научно-философский интерес к обсуждению проблемы «Конца Света» и поиску реальных путей выхода человечества из исторического тупика. Думаю, что без выявления глубинных интенций в течении мирового времени наука не сможет решить этой крайне злободневной практической задачи «спасения рода человеческого» от исторического крушения.

Глобальный размах нарастающей угрозы будущему человечества требует от него максимального напряжения всех своих духовных сил в борьбе за жизнь. Поэтому мы не можем согласиться с «жестко научным» подходом в осмыслении проблемы времени уважаемым рецензентом Аксеновым А.Г., призывающим в своем первом замечании «радикально размежевать» в процессе познания сферы научного опыта, философского мышления и религиозной веры: «Они, — по его убеждению, — не должны смешиваться между собой». Я же принципиально утверждаю, что лишь конструктивный синтез религиозной веры, философского мышления и научного опыта оставляет человечеству надежду на спасение от фатальной катастрофы. В иных случаях глобальная проблема вселенского будущего людей не найдет позитивного решения, то есть человечество погибнет, как предупреждает нас религия и убеждает сегодняшний исторический опыт.

Во втором своем возражении уважаемый коллега Аксенов А.Г развивает идею В.И.Вернадского «о вечности явлений жизни», ставя под сомнение «традиционную» иерархическую систему организацию бытия в последовательном становлении «физической реальности», «биотической», «антропогенной» и «социально-духовной». Но в этом случае возникает необходимость уточнить отношение предлагаемой «нетрадиционной» исследовательской парадигмы к выводам космологии ХХ века о «динамической» природе Вселенной. Принятие тезиса о «совечности» живой природы и природы физической ведет к выводу, что из трех моделей «нестационарной Вселенной», намеченных А. Фридманом по следам СТО и ОТО А. Эйнштейна, — «взрывающейся», «раздувающейся» и «пульсирующей» — мы должны отдать предпочтение последней как несколько приближенной к параметрам «вечного существования».

Можно, конечно, не учитывать данных современной космологии о «нестационарном состоянии Вселенной». Но в таком случае теряется возможность спецификации явлений «живой» и «неживой» (физической) природы в глобальном их измерении, на онтологическом уровне мироздания, в историческом развитии Вселенной (Гореликов Л.А. Категориальные основы мировой целостности. / Размещено на сайте ИИПВ 09.05.2023 / http://www.chronos.msu.ru/images/rreports/Gorelikov_L.A./Gorelikov_L.A._Kategorialnye_osnovy_mirovoy_celostnosti._2023.pdf). Поэтому гипотеза о совечности «биотической» и «физической» реальностей остается открытой для научной дискуссии и требует дополнительной научно-философской проработки.

В третьем аргументе своих критических замечаний уважаемый рецензент ставит под сомнение оправданность использования языка чисел при описании действительности как ускоряющегося циклического процесса мирового развития: «Но циклическое ускорение мирового процесса, — полагает он, — можно доказывать и без всякой нумерологии. Он и так очевиден». Однако свою наглядную «очевидность» для людей процесс исторического ускорения приобрел лишь с наступлением ХХ века, когда две мировые войны пришлись на жизнь одного поколения, а россияне, устремившись к сознательному построению общества «социальной справедливости», не справились с решением поставленной задачи и были вынуждены отвергнуть «социалистическую плановую организацию общества» ради «иллюзорной свободы» капиталистического рынка.

Конечно, существует множество методов обоснования данных научного опыта. Но всякая опытная «очевидность» требует в науке объективного описания, максимально ограничивающего параметры чувственного восприятия. Наиболее объективированной формой научного описания «наблюдаемого материала» считается «сухой язык чисел». Поэтому мой метод, реализованный в рецензируемой статье, представляет собой «числовой семиричный алгоритм» эмпирической фиксации хода мировой истории, сам себя обосновывающий регулярностью своих попаданий в узловые точки осуществления ее основных этапов, связанных межу собой «жесткой» количественной зависимостью в темпоральном следовании событий. Отрицанием продуктивности данного «эмпирического метода» фиксации ключевых событий исторического процесса может служить лишь его несоответствие реальному ходу мировой истории.

В четвертом тезисе своих возражений уважаемый коллега развивает, ссылаясь на авторитетное мнение В.И. Вернадского, идею «биологической природы времени», подвергая сомнению космологическую его реальность как «надприродное» явление, как искусственное произведение человеческого разума. «Поэтому принятый в тексте в качестве единицы времени промежуток сто лет, — считает он — не имеет отношения к течению времени; это астрономический, искусственный счет времени, но не время как таковое, т.е. не природное явление, каковым является только биологическое течение времени, а оно не имеет свойства аддитивности. Накопление времени – искусственное, но не природное явление».

Если признать верным мнение уважаемого рецензента о «биологической природе времени», то вынуждены будем поставить под сомнение такую фундаментальную теорию физики ХХ века, как СТО, где отношения событий во времени имеют важнейшее значение. Руководствуясь логикой «биологической природы времени», надо будет признать объективным основанием физико-космической реальности в ее качественной особенности лишь пространственные соотношения, отвергая этим нестационарные модели Вселенной современной космологии как глобальные «заблуждения» физики ХХ столетия. При такой концептуальной перспективе следует признать, что гипотеза о «биологической природе времени» настоятельно требует широкого научно-философского обсуждения и глубокого логико-мировоззренческого обоснования.

В пятом тезисе уважаемый рецензент касается антропологической проблематики и утверждает, что не всех представителей «рода людского» можно определять как «человек» или «человечество». Он считает, « что не все люди относятся к человечеству. Под последним мы понимаем только цивилизованное общество, именно в нем происходит то самое ускорение мировых процессов, которым занимается автор текста». Однако следует учесть, что даже в рамках «биологической концепции времени» динамическая его природа охватывает своим течением весь род людской, определяя собственной энергетикой ход мировой истории. И лишь коллективное сознание представителей так называемых «варварских» племен направляет их нравственные усилия на «консервацию» своего жизненного опыта, на сохранение продуктивных традиций прошлого, приостанавливая этим стихийное бегство времени.

Поэтому мы никак не можем согласиться с рассуждением уважаемого коллеги о «исторических» и «неисторических» народах, обосновывающим концепцию «этнокультурной избранности» населения Европы как единственного хранителя духа современной цивилизации. По его словам, «нам хорошо известны люди из племен Амазонки, африканской глубинки или австралийских прерий. Они входят в биологический вид «человек», произошли тогда же, как и люди в других частях света. То есть им столько же биологических, а если угодно, то и астрономических лет, как и европейцам. Однако, никакой эволюции и ускорения как вид они не испытывали». Для моей позиции в решении данного вопроса характерно признание всех представителей вида «Человека Разумного» в качестве достойных «хранителей» человеческой культуры. При осмыслении этой проблемы следует также учитывать космические перспективы грядущей эпохи широкого освоения человечеством внеземных миров (если оно преодолеет критическую фазу «Конца Света»). На этом космическом пути возможными станут встречи с «разумными существами» иноземных систем общественной организации, с которыми надо будет устанавливать разумный диалог и сотрудничество. Наличие «коллективного разума» соединяет земного Человека с «разумными существами» всех космических миров.

В шестом тезисе рецензента содержится критическое замечание автору статьи о «Конце Света» за совмещение «биологической» и «социальной» линий исторического развития человечества. «Таким образом, автор смешивает биологическую и социальную историю». Это возражение, требующее размежевания «биологических» и «социальных» факторов развития человечества, выглядит несколько нелогичным для представителя теории «биологической природы времени», распространяющей свое влияние на все исторические явления мировой реальности. Предлагаемое необходимое размежевание уважаемый рецензент демонстрирует в понимании исторических судеб «варварских» (то есть сугубо «биологизированных») и «цивилизованных» (то есть преимущественно «социализованных) народов. «История непрерывно ускоряется в тех странах, которые историю и ее движение имеют в отличие от тех народов, которые ее не имеют, как племена Амазонии или Полинезии. В силу существования недвижных народов и течения реального биологического времени никакого единства их нет, как невольно представляется автору». Мы признаем особенности биологических и социальных факторов в течении времени; но это не предполагает отсутствия между ними взаимодействия и взаимопроникновения.

Но главное возражение рецензента обращено не столько к Гореликову Л.А., а ко всем приверженцам традиционного признания исторического происхождения жизни на Земле из недр физической реальности. По категорическому утверждению коллеги Аксенова А.Г, «никаких фактов происхождения жизни нет, это чистая гипотеза, ее источник – первая страница Библии. Жизнь была всегда. Вопрос только в том, какая это жизнь». Но предположение считается научно допустимой гипотезой пока оно соблюдает правила логики и не опровергнута опытом, то есть пока не установлена космическим опытом «вечность жизни» в виде следов ее присутствия в иных космических мирах.

И тут уважаемый рецензент ссылается на, казалось бы, «странный» в рамках его «биологизаторской установки» феномен «стагнации  времени», заявляя, что биомасса на стадии существования простейших микроорганизмов не подвержена эволюционному влиянию времени. «Ныне в палеонтологии доказано, — констатирует он, — что не все виды являются эволюционирующими. Главные и подавляющие по биомассе организмы на Земле – бактерии. Они не эволюционируют, не дают трупов, сегодняшние бактерии в биосфере – те же, что и в архее». Но можно ли в таком случае развивать «биологическую концепцию времени», когда в основаниях живой природы обнаруживаются статические формы жизни? Или же, в этом случае, необходимо признать, что время обладает не только динамическим, но и статическим, стабилизационным потенциалом? Этот вопрос также несет с собой значительный дискуссионный потенциал.

В седьмом пункте своих критических замечаний уважаемый приверженец «биологической концепции времени» обращается к природе «социального времени», обособляя его по содержательным особенностям от изначального «биотического времени». «Автоускорение цивилизации относится к другому времени – социальному. Для него характерно осознание времени и «выход» из него в социальные измерения, в духовную сферу и иные просторы бытия. В этих структурах никакого ускорения не чувствуется. Для их описания требуются науки общественные, гуманитарные, технические». С последним утверждением об отсутствии «ускорения» в содержании общественных наук, гуманитарных и технических дисциплин трудно согласиться. Достаточно указать на всплеск информационных технологий, на мощные выступления народов Восточной и Южной цивилизаций против диктата западных стран.

Следует также особо подчеркнуть, что процесс исторического ускорения был первоначально зафиксирован наукой на материале живой природы. Обобщая фактический материал, Ф. Энгельс приходит к выводу о действии закона постоянства ускорения биотической эволюции: «По отношению ко всей истории развития организмов надо принять закон ускорения пропорционально квадрату расстояния во времени от исходного пункта». Эта установленная Ф.Энгельсом на материале живой природы  эмпирическая закономерность была нами с определенным уточнением в формулировке экстраполирована на всю доступную нашему наблюдению Вселенную: по отношению ко всей истории мировой целостности следует принять закон циклического ускорения эволюционного процесса пропорционально двойному расстоянию по времени от исходного пункта. (Гореликов Л.А. Темпоральные основы развития мировой целостности. / Размещено на сайте ИИПВ 08.04.2023 / http://www.chronos.msu.ru/images/rreports/Gorelikov_L.A./Gorelikov_L.A._Temporalnye_osnovy_razvitiya_mirovoy_celostnosti._2011.pdf). Установленный первоначально наукой XIX столетия факт ускорения исторического процесса на материале биологической природы, он был распространен в дальнейшем научно-философской мыслью на всю мировую реальность, получив наиболее очевидное подтверждение в динамике человеческого сообщества и направляя свой заостренный логикой взгляд к историческим началам физического мира.

Восьмой тезис критических замечаний рецензента сводится к констатации ненужности научных расчетов приближающейся глобальной катастрофы человечества. «Неизбежность конца человечества провозглашалась сотни раз. Но все эти выводы не относились к научной стороне умственной деятельности». Данное утверждение не соответствует действительности. Научная традиция исчисления времен «Конца Света» была намечена расчетами основателя теоретической механики Исаака Ньютона, просчитавшего наступление Страшного Суда уже в нашу эпоху — приблизительно в интервале между 2012 и 2060 годами. Так что можно считать, что я лишь актуализировал его научную позицию. Научный расчет приближения «Страшного времени» позволяет силой разума объективировать ситуацию и этим дает людям возможность предупредить ее неконтролируемое обострение, что небесполезно для сохранения мира

Последний девятый тезис замечаний уважаемого коллеги Аксенова А.Г. нацелен на прорисовку перспектив в разработке природы времени с позиции ее биологической концепции. Эти концептуальные перспективы представлены тремя парами категорий: «Дление времени. Чувство времени. Сознание времени», в которых раскрывается тройственная историческая ритмика биологической натуры времени. «Дление присуще одноклеточным, которые составляют основу биосферы на протяжении всех измеренных радиоизотопными методами 4,5 млрд. лет. Они создают само течение времени как уникального явления природы. Чувство времени возникает у многоклеточных существ, возникших около 650 млн. лет. Они не только переживают время, но чувствуют его благодаря структурам, появившимся в клетках, что позволяет им совершенствовать свои взаимоотношения с окружающими ритмами природы для жизнедеятельности. Около 1 млн. лет назад появилось разумное существо, которое плохо чувствует (доказано опытами) течение времени, но осознает его умом».

Выявленную Аксеновым А.Г. фундаментальную динамику биологической полноты времени можно передать, по моему мнению, более объемной категориальной триадой «накопление» - «становление» - «обновление» (творение), обозначая ими исторические этапы, во-первых, количественного роста исходной массы биотического вещества, во-вторых, его качественной дифференциации, в-третьих, сглаживания качественных различий дополнительными новообразованиями, выражая в целом логику «поступательного развития». В итоге мы приходим к выявлению в исторической динамике времени трех ее глобальных измерений, обозначенных понятийным рядом «прошлое», настоящее», «будущее». Главное отличие моей «более дробной» модели течения мирового времени от биологической системы его описания состоит в стремлении выйти за временные пределы биологической реальности в поисках ее физических оснований, в определении физического возраста Вселенной. Этот возраст определяется нами на основе эмпирического алгоритма «семеричной логики» мирового развития интервалом времени величиной в 1 трлн 259 млрд лет.

Таким образом, анализ проблематики времени, представленный работой Аксенова Г. П. «Ответ автору статьи «Конец света» как глобальная проблема нашего времени», позволяет выделить следующие проблемные узлы в понимании природы времени, актуальные для современного этапа научного познания.

1/ Вопрос о целостности бытия как центральной проблеме в созидании разумного будущего глобального социума.

2/ Вопрос о природе времени как ключевом факторе в постижении мировой целостности.

3/ Историческая актуальность обсуждения проблемы «Конца Света» в концептуальном пространстве современной науки с перспективой нахождения реальных путей выхода человечества из исторического тупика.

4/ Лишь при конструктивном синтезе религиозной веры, философского мышления и научного опыта в осмыслении действительности у человечества сохраняется надежда на спасение от глобальной жизненной катастрофы.

5/ Проблема «традиционной», темпоральной спецификации «явления жизни» на Земле как возникшей вслед за развитием «физической природы».

6/ Вселенная как живой организм: конструктивное сочетание идеи В.И. Вернадского о «вечности жизни» и выводов космологии ХХ века о нестационарном состоянии Вселенной.

7/ Проблема правомерности использования «языка чисел» в эмпирическом описании хода мировой истории.

8/ Проблема продуктивности «седмичного алгоритма» в процессе эмпирической фиксации циклов мировой истории.

9/ Логико-мировоззренческая и научно-эмпирическая проработка понятий «биологическое время», «космологическое время» и «время субстанциальное» (всемирное).

10/ Проблема соотношения понятий «люди» и «человечество» в историческом пространстве развития мирового сообщества.

11/ Проблема взаимодействия и взаимовлияния «биологических» и «социальных» факторов в историческом развитии человеческого рода.

12/ Историческая концепция «происхождения жизни» на Земле и гипотеза о вечности жизни во Вселенной. Динамические и статические потенциалы в содержании времени.

13/ Самопроизвольный характер течения социального времени. Жизненные пределы социального «автоускорения» и «самостабилизации» в истории мирового сообщества.

14/ Ход мирового времени и сознательная воля людей. Исторические перспективы общественной практики глобального социума в претворении разумного будущего.

15/ Значение общенаучного и математического прогноза в понимании логики мировой истории  и его особая актуальность в кризисные периоды общественной жизни.

16/ Проблема возраста Вселенной в современном научном познании.

17/ Статика и динамика в объективных основаниях природы времени.

Будем надеяться, что обозначенные проблемные узлы окажут существенное стимулирующее влияние на процесс разработки концептуальных оснований в понимании природы времени.

Гореликов Л. А. — д.ф.н. РФ и Украины, профессор, академик Ноосферной общественной академии нау

+1
0
-1